ГЕРОИНОВАЯ НАРКОМАНИЯ

Новый способ лечения наркомании

Previous Entry Share Next Entry
ЭЭГ-анализ эмоциональных особенностей у героиновых наркоманов в стадии ремиссии. Часть-2
voronov_8

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

1.      Данные психометрии и спектры мощности ЭЭГ в состоянии физиологического покоя. А) Средние значения ПВН в группе БГН составили М=10,23±2,5 балла. Отрицательная корреляция значений ПВН со сроками ремиссии (r=-0,60) свидетельствуют об ослаблении клинических проявлений ПВН у БГН по мере увеличения срока ремиссии. Коэффициенты корреляции между значениями ПВН и шкалами депрессивности (r=0,73), личностной тревожности (r=0,57) указывают на более низкую психоэмоциональную стабильность БГН с выраженными проявлениями ПВН. Б) Спектральная мощность ЭЭГ. На нейрофизиологическом уровне, значимые межгрупповые различия были обнаружены в дельта, тета-1 и гамма диапазонах. По данным взаимодействия ГР×ГРАД×ЛОК в дельта- (F(4,184)=4,60, p<.004) и тета- (F(4,184)=3,04, p<.033) диапазонах у БГН наблюдаются более высокие значения мощности в передних областях коры (p<.01). Обнаружены межполушарные различия в распределении мощности ЭЭГ в тета-1-диапазоне. В префронтальных, переднее-височных и лобных областях обе группы характеризовались большими значениями мощности в правом полушарии, в сравнении с левым (ПШ: F(1,46)=122,31, p<.001), однако у БГН данная асимметрия наблюдалась на фоне тотально большей продукции тета-активности. Наконец, в гамма-диапазоне, на межгрупповом уровне, БГН характеризуются более высокими значениями мощности в передних и задних отведениях коры правого полушария (F(1,46)=6,54, P<.014), а на внутригрупповом – абсолютным преобладанием мощности в правом полушарии (ПШ: F(1,20)=6,16, p<0.022).

Локальные значения спектральных мощностей в состоянии физиологического покоя положительно коррелируют с показателями тяжести ПВН в дельта (от r=0.53 до r=0.81), тета-1 (от r=0.68 до r=0.81), тета-2 (от r=0,59 до r=0,82), альфа-1 (от r=0,53 до r=0,59), альфа-2 (от r=0,44 до r=0,60) и бета-1 (от r=0,44 до r=0,53) частотных диапазонах. Наиболее высокие значения коэффициента корреляции наблюдались в передних областях коры. Кроме того, были получены отрицательные коэффициенты корреляции между значениями мощности в состоянии физиологического покоя и сроками ремиссии в тех же частотных диапазонах: дельта (от r=-0.51 до r=-0.78), тета-1 (от r=-0.59 до r=-0.73), тета-2 (от r=-0.51 до r=-0.71), альфа-1 (от r=-0.39 до r=-0,56), альфа-2 (от r=-0.40 до r=-0.68) и бета-1 (от r=-0.49 до r=-0.66). Результаты корреляционного анализа свидетельствуют о том, что более высокие значения ПВН с усилением мощности в низко- и среднечастотных диапазонах ЭЭГ, преимущественно в передних областях коры. В то же время, с увеличением сроков ремиссии значения мощности ЭЭГ в этих диапазонах уменьшаются. Коэффициенты корреляции между значениями межполушарного ассиметричного распределения мощности (InP ППШ- InP ЛПШ) и выраженностью ПВН свидетельствуют о том, что более высокие значения дельта и тета-1 мощности в переднее-височных отведениях коры правого полушария в состоянии физиологического покоя ассоциируются с большей тяжестью проявлений ПВН (соответственно, r=0.50 и r=0.71).

Таким образом, по данным ЭЭГ, в состоянии физиологического покоя БГН характеризуется усилением дельта- и тета-активности в передних областях коры обоих полушарий, и гамма-активности – в передних и задних областях коры правого полушария. Уровни ПВН положительно коррелируют со значениями мощности в низко- и среднечастотных диапазонах ЭЭГ, и наиболее высокие коэффициенты корреляции обнаруживаются в передних областях коры обоих полушарий. В этих же диапазонах уровни мощности значимо коррелируют со сроком клинической ремиссии: более высокие значения мощности ассоциируются с меньшими сроками ремиссии. Наконец, показатели ПВН связаны с асимметричной активацией передне-височных областей коры головного мозга, отражающейся в низкочастотных (дельта, тета-1) диапазонах ЭЭГ: большие значения мощности в правом полушарии достоверно коррелируют с более высокими значениями ПВН.

2.      Вызванная синхронизация и десинхронизация в процессе опознания эмоциональности сигнала. В тестовом варианте, вне зависимости от фактора группы, эффекты эмоциогенности стимула наблюдались в тета-1, тета-2, бета-3 и гамма диапазонах. В тета-1 диапазоне, согласно эффекту ВАЛ×ЛОК×ВРЕМЯ (F(60,2280)=2,36, p<0.008), эмоционально положительные и отрицательные стимулы в обеих группах испытуемых вызывают значимо большую ВС, чем нейтральные, во всех отведениях коры. Причем, данный эффект усиливается от лобных областей коры к затылочным. Наиболее раннее различение эмоциогенности стимула наблюдается в теменно-височных, теменных и затылочных областях коры, которое начинается в интервале 0-200 мс и длится до 600 мс от момента предъявления. В передне-височных, лобных и центральных областях коры различение эмоциональных стимулов от нейтральных отставлено на 200 мс и наблюдается в интервале 400-600 мс (post hoc сравнения при p<0.01). В тета-2 диапазоне у здоровых и БГН наблюдается более выраженная ВС в ответ на положительные и отрицательные стимулы, по сравнению с нейтральными, только в теменно-височных, теменных и затылочных областях коры (фактор ВАЛ (F(2,76)=3.77, p<0.032). В бета-3 диапазоне, связанное с эмоциогенностью усиление ВС, проявляется только на положительные стимулы (эффект фактора ВАЛ F(2,76)=3.27, p<0.046). Наконец, в гамма диапазоне, эффект фактора ВАЛ (F(2,76)=3.17, p<0.048) и взаимодействие ВАЛ×ЛОК (F(10,380)=4.09, p<0.002) свидетельствуют о том, что положительные и отрицательные эмоциогенные сигналы индуцируют большую синхронизацию в центральных, теменно-височных, теменных и затылочных зонах коры (post hoc сравнения при p<0.01). По данным эффекта фактора ГР (F(1,38)=14,16, p<0.001),  а также взаимодействия ГР×ВАЛ×ВРЕМЯ (F(12,456)=2,38, p<0.037), межгрупповые различия связаны с эмоциогенностью стимулов и временной динамикой их различения в дельта-диапазоне. Анализ средних последнего взаимодействия свидетельствуют о том, что в группе ЗД как положительные, так и отрицательные эмоциогенные сигналы вызывают значимо большую ВС в теменно-височной, теменной и затылочных областях, чем нейтральные, на 400 и 600 мс от начала предъявлений сигнала. Это подтверждается внутригрупповым взаимодействием ВАЛ×ВРЕМЯ (F(12,228)=8,16; p<0.001) и данными post hoc сравнений при p<0.01. Однако, у БГН в тех же зонах усиление ВС наблюдается только для аверсивных стимулов (ВАЛ×ВРЕМЯ в раздельном ANOVA – F(12,228)=2,42; p<0.036, post hoc сравнения при p<0.05), в то время как эффекты ВС на положительные стимулы значимо не отличаются от нейтральных.

Таким образом, в рамках исследований экспериментальной модели, связанные с активностью ЭЭГ в тета- и гамма-диапазонах эффекты различения эмоциональности стимула у БГН не нарушены: у испытуемых обеих групп наблюдаются сходные эффекты более выраженной синхронизации в ответ на положительные и отрицательные эмоциональные стимулы, по сравнению с нейтральными в интервале 200-600 мс от момента предъявления. Однако, избирательное уменьшение чувствительности к положительным эмоциональным стимулам у БГН отражается в ослаблении вызванной синзронизации в дельта-диапазоне ЭЭГ.

3)     Спектры мощности ЭЭГ в модели переживания дискретных эмоций. А) Субъективный отчет. До начала стимуляции значимых различий в эмоциональном профиле ЗД и БГН обнаружено не было. Внутригрупповые анализы подтвердили наличие роста значений «целевых» эмоций (напр.: радость или индукции радости) при предъявлении эмоциональных клипов по сравнению с нейтральными в обеих группах испытуемых. Однако, уже в условиях нейтральной стимуляции БГН, по сравнению с ЗД, характеризовались достоверно более низкими значениями по шкалам «радость» и «счастье». В условиях вызванных положительных и отрицательных эмоций БГН, при сравнении со ЗД, характеризовались общим снижением интенсивности их переживания. Кроме того, полученные отрицательные коэффициенты корреляции между значениями ПВН и реактивности по шкалам «радость» (r=-0.57) и «счастье» (r=-0.56) в условиях вызванных положительных эмоций свидетельствуют о более выраженном снижении интенсивности переживания положительных эмоций у больных с высокими значениями ПВН. Б) Спектры мощности ЭЭГ. По результатам анализа ЭЭГ, межгрупповые различия обнаружены при переживании отрицательных эмоций гнева, страха и отвращения, а также в условиях стрессовой стимуляции. В условиях нейтральной стимуляции межгрупповые различия ассоциировались с дельта и тета-1 диапазонами (ГР×ГРАД×ЛОК: F(4,184)=3.00, p<0,032 и F(4,184)=4,44, p<0,005), указывая на значимое преобладание у БГН по сравнению со ЗД мощности в префронтальных и лобных отведениях коры правого и левого полушарий мозга. Эмоция гнева. Эффекты, общие для ЗД и БГН. Переживание эмоций гнева в обеих группах сопровождалось ростом мощности в тета-2 диапазоне с максимумом в центрально-теменных областях коры (Ф: F(1,46)=18,45, p<0.000). Кроме того, наблюдалось латерализованное усиление мощности в префронтальных и передне-височных областях коры (рост мощности в левом полушарии был достоверно больше, сем в правом (F(1,46)=5.78; p<0,020)). В альфа-1 (Ф×ГРАД×ЛОК: F(4,184)=11,45, p<0.000) и альфа-2 (F(4,184)=11,30, p<0.000) диапазонах наблюдался небольшой рост мощности в центрально-теменных и затылочных областях коры. В бета-1 (Ф×ГРАД×ЛОК: F(4,184)=5,75, p<0.000) и гамма (Ф×ГРАД: F(2,92)=10,35, p<0.000) диапазонах происходил избирательный рост мощности в префронтальных и лобных областях коры обоих полушарий. Эффекты, специфические для БГН. На межгрупповом уровне, при переживании эмоции гнева, БГН по сравнению с ЗД, характеризовались билатеральным усилением бета-2 (ГР×Ф×ГРАД: и F(2,92)=4,14, p<0,018) и бета-3 (F(2,92)=4,20, p<0.024) мощности в центральных и задних областях коря. Эмоция страха. Эффекты, общие для ЗД и БГН. Переживание вызванной эмоции страха сопровождалось достоверным ростом тета-1 (Ф: F(1,46)=6,34, p<0.015) мощности с максимумом в лобно-центральных областях коры билатерально. В тета-2 диапазоне, усиление мощности наблюдалось только в лобных областях коры левого полушария (Ф×ПШ: F(1,46)=9,03; p<0.004). Альфа-1 и бета-1 диапазоны, напротив, характеризовались снижением мощности. Снижение продукции альфа-1 ритма (Ф×ГРАД: F(2,92)=6,49, p<0.003) происходило в задних областях коры билатерально. В то же время для бета-1 диапазона, снижение мощности в задних областях коры правого полушария, сочеталось с небольшим приростом в левом полушарии (Ф´ПШ: F(1,46)=8,55; p<0.005). Эффекты, специфические для БГН. Межгрупповые различия были связаны только с дельта диапазоном, в котором у БГН наблюдалось латерализованное снижение мощности в передних и задних отделах правого полушария (ГР´ФИЛЬМ´ПШ: F(1,46)=5,57, p<0.045). Эмоция отвращения. Эффекты, общие для ЗД и БГН. Переживание вызванной эмоции отвращения сопровождалось достоверным ростом мощности в тета-1 (F(2,92)=4,01, p<0.032) и тета-2 верными ростом мощности в тета-1 (F(2,92)=4,01, p<0.032) и тета-2 (F(4,184)=10,71, p<0.000) диапазонах с максимумами в центрально-теменных областях коры. При этом, в префронтальных и передневисочных областях коры левого полушария усиление тета-2 мощности, было выражено сильнее, чем в правом (F(1,46)=4,07, p<0.048). Альфа-1, альфа-2 и бета-1 диапазоны, напротив, характеризовались снижением мощности. Снижение продукции альфа-1 ритма (F(4,184)=2,89, p<0.046) наблюдалось в центрально-теменно-затылочных, а альфа-1 ритма (F(4,184)=4,62, p<0.006) – только в теменно-затылочных областях коры билатерально. По данным взаимодействия Ф´ПШ (F(1,46)=6,56, p<0.014) и бета-1 диапазоне снижение мощности было значимо выражено в правом полушарии. Наконец, в бета-3 (Ф´´ГРАД´ЛОК: (F(4,184)=3,06, p<0.032) диапазонах наблюдался рост мощности, с максимумами в задних областях коры. Эффекты, специфические для БГН. Межгрупповые различия для данной эмоции были связаны с дельта и бета-2 диапазонами. В дельта полосе БГН демонстрируют латерализованное снижение мощности в задних областях коры правого полушария (F(1,46)=4,47, p<0.040). В бета-2 диапазоне – увеличение мощности в передних корковых зонах левого полушария (F(2,92)=4,17, p<0.018). Стрессовая стимуляция. Эффекты, общие для ЗД и БГН. В ответ на стрессовые воздействия у испытуемых обеих групп наблюдался рост мощности в тета-1 диапазоне (Ф: F(1,46)=4,40, p<0.042). Напротив, альфа-1, альфа-2 диапазоны характеризовались выраженной десинхронизацией. В альфа-1 полосе, максимальное снижение мощности происходило в центральных и теменных областях со значимо более выраженной десинхронизацией в левом полушарии (F(2,92)=6,82, p<0.002). В альфа-2 полосе десинхронизация наблюдалась в тех же областях коры, но без эффектов асимметричной активации (F(2,92)=6,05, p<0.003). В гамма диапазоне стрессовая стимуляция сопровождалась ростом мощности, в передних корковых областях (F(2,92)=6,46, p<0.003). Эффекты, специфические для БГН. Межгрупповые различия были связаны с дельта и тета-2-диапазонами. В дельта полосе, у БГН наблюдается асимметричное снижение мощности в передних и центральных отделах коры правого полушария (F(2,92)=4,81, p<0.011). В тета-2 диапазоне в ответ на стрессовую стимуляцию у БГН происходил рост мощности в лобных, центральных и теменно-затылочных зонах коры левого и правого полушарий мозга (F(1,46)=6,60, p<0.014), более выраженный в левом полушарии. У ЗД не было достоверных изменений в данном диапазоне. Положительные корреляции тяжести ПВН с изменениями мощности в тета-2 диапазоне в ответ на стрессовую стимуляцию указывают на следующую зависимость: чем выше тяжесть ПВН, тем больший прирост мощности наблюдается в лобных, центральных и теменно-затылочных областях коры обоих полушарий (значения коэффициентов от r=0.47 до r=0.68).

Таким образом, у БГН обнаружены следующие закономерности переживания вызванных эмоций. Субъективно, БГН демонстрирует снижение интенсивности переживания вызванных положительных и отрицательных эмоций. По данным ЭЭГ, реализация эмоций у БГН сопровождались сходными со ЗД испытуемыми изменениями активности в тета-1-, тета-2-, альфа-2-, бета-1 и гамма- диапазонах в различных сочетаниях. Специфические для БГН изменения мощности обнаружены в дельта, тета-2, бета-2 и бета-3 диапазонах. Переживание вызванных положительных и отрицательных эмоций у БГН характеризуется эффектами дельта-десинхронизации (страх/тревога, отвращение, стрессовая стимуляция), усилением тета-2 (стрессовая стимуляция), бета-2 и бета-3 мощности (гнев, отвращение). В условиях эмоционально-стрессовой стимуляции более высокие значения ПВН связаны с усилением ЭЭГ активности в тета-2 диапазоне.

Вернуться назад:       Часть 1           Читать далее:             Часть 3

Читать еще:    Последние достижения в лечении героиновой наркомании

                           Мотивация на примере героиновой наркомании
                    Наркомания в России. Кто виноват и что делать?
                           Наркомания. Лирическое отступление о правде и способах лечения
                    Будет ли точка невозврата? Портрет современного наркомана
                    ПАТЕНТ на изобретение


?

Log in

No account? Create an account