?

Log in

No account? Create an account

ГЕРОИНОВАЯ НАРКОМАНИЯ

Новый способ лечения наркомании

Previous Entry Share Next Entry
Наркомания в России. Кто виноват и что делать? Часть-3
voronov_8

5. Принцип пятый, помощь наркозависимым,самый спорный и сложный. ЛЕЧИТЬ ИЛИ САЖАТЬ? Сайт ФСКН утверждает, что сейчас «лечение и реабилитация наркозависимых находятся на ужасающе низком уровне и требует формирования государственной программы научных исследований в области наркологии». С этим утверждением сложно спорить. Вместе с тем государство не интересуется уже готовыми разработками российских ученых для помощи наркозависимым. Выдает патент на изобретение и тотчас забывает об этом. Говорю ответственно, как один из соавторов подобного патента.

Два с половиной миллиона (а вдруг их больше?) наркоманов не расстреляешь, в тюрьму не посадишь, тем более, что современная российская тюрьма мало отличается от наркопритона. Наркотики в тюрьму поступают регулярно. А на свободе каждый день добавляется еще 250 наркоманов. Даже если 80 из них каждый день умирает, все равно наркомания растет на 170 человек в день. Санитарные потери в нарковойне, при всех благих намерениях ФСКН, растут ежедневно. Сами наркоманы, добровольно, лечиться не хотят, а вынужденные к этому, в терапевтических усилиях с врачами не сотрудничают. У родственников, как правило, денег нет и лечить детей не на что. «Дети» прокололи все что имели и еще родственников разорили. При этом процесс не останавливается даже на день. Героин выходных не дает. Может быть, все-таки САЖАТЬ? Нет! Сажать бессмысленно и дорого!  Для справки, в большинстве стран, включая Россию, строительство и эксплуатация тюрем – дело весьма дорогостоящее. Само по себе тюремное заключение, даже если оно эффективно с точки зрения сокращения незаконного оборота наркотиков, совсем не обязательно является эффективной альтернативой лечения, с точки зрения затрат. Стоимость многолетнего курса лечения значительно меньше стоимости содержания заключенного в течение того же периода времени». Один из тех, кто ставит под сомнение эффективность российской наркополитики, — эксперт Института прав человека, руководитель программы "Новая наркополитика" Лев Левинсон. "Существует безобразный перекос в пользу карательных мер, из-за чего страдают медико-социальные методы воздействия, Средства на наркологическую помощь и реабилитационное поле выделяются по остаточному принципу после обоймы силовых ведомств". По его мнению, проблему не решит даже дополнительноe финансирование: "Кризис наркологии не только материальный, но и содержательный. Методы лечения и реабилитации, которыми законодательно ограничена наша наркология, совершенно недостаточны". Отсутствие терапевтической свободы, запрет определенных методов лечения, подчиненное положение наркологии по отношении к правоохранительным структурам — все это, по его мнению, мешает реально бороться с наркоманией.

ПРЕДЛАГАЮ ЛЕЧИТЬ НАРКОМАНОВ ЗА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЧЕТ, КАК «РАНЕНЫХ» НА ЭТОЙ ВОЙНЕ. По завершении лечения взимать все потраченные на лечение и реабилитацию деньги налогоплательщиков с бывших пациентов. Пока не вернут – пусть работают там, где нужнее государству: строят дороги, убирают мусор, сажают лес. Пусть сами выбирают, где они быстрее рассчитаются с долгами. Может они с риском для жизни, за хорошее вознаграждение станут осведомителями наркополиции, или сотрудниками центров реабилитации. Одним словом, лечить наркоманов в кредит и не отпускать из-под контроля пока не вернут деньги.

Где лечить? – Везде где будет результат, разумеется, на территории России. Деньги за лечение выплачивать частями, безналичным расчетом, на счет лицензированных реабилитационный центр для наркоманов. Не делать различия между государственными и частными центрами. Поскольку единой эффективной методики пока нет – предоставить, в разумных пределах, свободу приобщится к государственному финансированию всем желающим: медикам, психологам, психотерапевтам, вплоть до разрешенных религиозных и общественных организаций. Процесс регулировать денежными выплатами. Минимальные средства, на содержание, лечение  и кормление, перечислять ежемесячно или раз в квартал (в зависимости от сроков договоренного пребывания в центре). Главную часть суммы – платить центру через год после выписки, при условии, что все регулярные тесты на наркотик будут отрицательные. Если то же самое будет и через три года – платить центру дополнительно оговоренную премию. При таких условиях наркоман заключает договор с облюбованным им самим центром и без особых причин не покидает его вплоть до окончания срока договора. Паспорт находится в центре. Покинувший реабилитационный центр для наркоманов самовольно, объявляется в розыск, как должник государства и рискует получить реальный срок в более охраняемом центре.

На таких равных условиях я готов лично принять деятельное участие в лечении и реабилитации наркозависимых. Тем более, что являюсь соавтором патента №2290947, занимаюсь наркоманией более 10 лет и могу с уверенностью заявить, что запатентованная методика реально дает эффективность около 70% при катамнезе свыше трех лет…  Кроме того она пригодна к тиражированию.

Критерием оценки деятельности столь разнообразных медицинских, полумедицинских и религиозных центров может быть только результат. Первый через год, окончательный через три.

Наркодиспансеры обязать отслеживать и тестировать в определенные сроки всех находящихся на их территории граждан из федеральной базы. Не зависимо от того, проходят они лечение, приехали поработать или проживают постоянно. В паспорт наркозависимых регулярно ставить маленькую печать. Листов для дополнительных отметок в российском паспорте припасено достаточно. На первой странице паспорта штамп о нахождении в базе наркозависимых, а на последних страницах отметки о прохождении планового государственного тестирования.

Есть еще одна серьезная проблема – это встраивание бывших наркоманов в нормальную жизнь. Как правило, у них нет образования, опыта работы. Их надо обучать и трудоустраивать. Если бывшие наркоманы были в базе данных или еще там есть – у них будут проблемы с трудоустройством. Это, значит, что они могут вернуться в уже известную им среду обитания. Я сталкиваюсь с проблемой – куда выписать наркомана после курса лечения. В прежнюю среду обитания, к бывшим друзьям по кайфу – не желательно. Отправить в отдаленные районы для работы вахтовым методом? Может получиться еще хуже. Например, выборочные проверки вахтовых рабочих в Томской области выявили стопроцентную наркоманию даже у нефтяников. Государству необходимо создавать некие территории, где требуется много неквалифицированной рабочей силы и куда закрыт доступ алкоголя и наркотиков.

6. Принцип шестой - УКРЕПИТЬ СЛУЖБУ УЧАСТКОВОЙ МИЛИЦИИ. Общий бюджет расходов на милицию при этом менять не надо. Та часть милиции, которая предназначена для подавления массовых выступлений с наркоманией бороться не способна по определению. Руководство страны, наверное, оценивает опасность, исходящую от собственного народа гораздо выше прочих опасностей. Может быть, поэтому численность милиционеров вдвое больше численности армии. При этом опасность от разрастания наркомании пугает власть меньше. Предлагаю снизить норму граждан на одного участкового милиционера. А в сельской местности с низкой плотностью населения снизить норму вплоть до разумной, с учетом обширности и автодоступности территории. Дать семье участкового хорошее жилье (например, конфискованный у цыган коттедж) Предоставить государственную «девятку», а в деревне «ниву» (АЗЛК все равно не знает, что делать с готовой продукцией). Зарплату повысить так, чтобы остальная милиция завидовала и на бензин денег хватало. В участковые отбирать с психологом и по конкурсу, а не справившихся выгонять быстро и без льгот. Тогда участковый будет по именам знать всех нелегальных таджиков на своем участке, подростков в парке и «цыганок безработных».

Законодательно отменить возможность применения условных наказаний и условно - досрочных освобождений за все преступления связанные с наркотиком (на сайте ФСКН объявлено, что более половины таких преступников получают наказания условно).

Прекратить снабжение наркотиками тюрем и лагерей. А как? Например, так: общая стрижка заключенных раз в месяц (сотрудников тоже). Все пробы на анализ. Если в одной найдут наркотик – начальника тюрьмы в отставку. На это место другие набегут… и так до тех пор, пока не найдется такой, у которого «мышь не проскочит». Никого не надо заставлять или уговаривать. Порядок станет выгодным. Сейчас дошло до того, что даже «положенцы и смотрящие» колются. Для справки: различные исследования показали, что от 70 до 98 процентов лиц, осужденных за преступления, связанные с наркотиками, и не проходивших курса лечения во время заключения, в течение года после освобождения вновь вернулись к наркотикам. Кроме того, более половины заключенных, страдающих зависимостью, в течение года после своего освобождения были вновь заключены в тюрьму за преступления, связанные с наркотиками. Источник: Институт медицины, Pathways of Addiction: Opportunities in Drug Abuse Research (Washington D.C., National Academy Press, 1996), h.199, figure 8.1 (adapted).

7. Принцип седьмой – Различное отношение к наркотикам. Нельзя валить все наркотики в одну кучу и применять одинаковые репрессии к любителям марихуаны и потребителям героина. Бороться со всеми сил не хватит. Необходимо выделить наиболее опасную группу – это, безусловно, опиоидные наркоманы. В России практически нет чистых героиновых наркоманов. Подавляющее большинство в добавок к опиатам, курит канабиоиды, в том числе и синтетические (спайс, карительные смеси), пробует кокаин (в Москве это называется «качели») употребляет аптечные препараты (тропикамид, пипольфен, димедрол, кодеинсодержащие смеси). Сосредоточить все силы необходимо прежде всего на героине. Именно его потребление ведет к вымиранию и деградации России.

8. Принцип восьмой - ЭФФЕКТИВНОСТЬ, ПРОЗРАЧНОСТЬ И ГЛАСНОСТЬ всех проводимых мероприятий (кроме агентурной работы). Особенно всего, что касается денежных потоков. Не списывать средства на пустую «пропаганду здорового образа жизни». Такой образ жизни должен быть выгоден прежде всего самим гражданам. Не распыляться! Основные усилия сосредоточить на выявлении  героиновых наркоманов и дальше раскручивать всю цепочку, вплоть до поставки через границу. Когда международная наркомафия пришла в Афганистан, первым делом они выжгли поля конопли, заставив крестьян переходить на опий. Поскольку с точки зрения наркомафии - конопля не рыночный продукт (нет зависимости и может расти в любом огороде), а героин рыночный (легко транспортировать, тяжело производить и сильная зависимость). Необходимо четко расставить приоритеты. Если американцы отказываются уничтожать посевы мака в Афганистане под надуманным предлогом, значит им выгодна постепенная деградация России. Господин Джеймс Аппатурай объяснил, что эти плантации - "единственный источник дохода" для жителей одной "из самых нищих стран мира". Практически без видимых затрат (вспомним реплику Басаева) Россия лишается боеспособной армии. В ракетных частях выявляются наркоманы. Половина призывников пробовала наркотик. Служить становится некому.

Обратить серьезное внимание на рекламу наркотиков и пропаганду наркокультуры. Ввести серьезные штрафы за распространение таких материалов на телевидении и в интернете. Реклама наркотиков в интернете впечатляет. В Новосибирске местный сайт НГС выдает больше ста сайтов предлагающих купить курительные смеси. Вот прямые адреса распространителей для ФСКН. А специалисту, владеющему наркоманским сленгом, можно получить много информации даже из бытовых телефонных разговоров. Необходимо создание региональных аналитических отделов ФСКН оснащенных хорошей техникой и обученным персоналом. Вот куда надо действительно тратить деньги.

22 апреля 2010 года в ФСКН России состоялось внеочередное расширенное заседание Коллегии, на котором рассмотрен злободневный вопрос, требующий принятия решительных и неотложных мер, - "Об организации работы по противодействию распространения наркотического средства дезоморфин".  Конечно, удобнее всего искать наркотики «под фонарем», например в аптеках, а потом  настойчиво сообщать по всем каналам о напряженной деятельность своей службы. Наркорынок организуют очень умные люди. Не случайно они принимают решение сжечь поля конопли в Афганистане. Там на складах в данный момент сосредоточены тысячи тон героина. Каждый маршрут наркотрафика тщательно продумывается. Еще бы, за этим стоят огромные деньги, которые дураков не любят. Остается только мечтать, что на маленькую зарплату и рискованную работу в ФСКН тоже придут умные люди. Тогда вышеупомянутая программа не будет состоять из набора общих призывов и констатации общеизвестных фактов. Предлагаемые меры не требуют изменения конституции, введения смертной казни и все же могут оказаться весьма действенными.

Вернуться назад:         Часть 2
                                          Часть 1
 Читать:                           Последние достижения в лечении героиновой наркомании
                                          Мотивация на примере героиновой наркомании
                                          Наркомания. Лирическое отступление о правде и способах лечения






  • 1
периодически почитываю ваш журнал, во многом разделяю ваши мысли. Хотел спросить, вас как профессионала в этой области, как вы думаете, почему вообще так получилось, что в нашей стране наркополитика стала столь ущербной? Как вы думаете, почему власть имущие товарищи и все те от которых хоть что-то зависит в данном вопросе - демонстрируют такую чудовищную некомпетентность? Или может это скорее такой умысел?

В "умысел" я не верю. Ущербность наркополитики проистекает от примитивности и дремучей глупости тех, кто этой наркополитикой (да и не только наркополитикой) занимается. Сама же глупость возникает и накапливается там, где нет конкуренции, выборности, сменяемости власти. Чиновники, служащие такой власти не могут быть умны по определению, если основным качеством ума считать возможность предвидеть то, что еще не случилось, но произойдет обязательно.

  • 1