?

Log in

No account? Create an account

ГЕРОИНОВАЯ НАРКОМАНИЯ

Новый способ лечения наркомании

Previous Entry Share Next Entry
Последние достижения в лечении героиновой наркомании
voronov_8

Очень многим людям в современной России, имеющим в семье родственника, страдающего наркотической зависимостью известны выражения: «Кто попробовал слезы мака –  будет плакать всю жизнь», или еще более коротко и точно:- «бывших наркоманов не бывает!»

Это взято из сленга, которым пользуются наркоманы. Они как нельзя более емко выражают основную проблему, с которой сталкиваются врачи во всем мире при попытке лечения героиновой наркомании и реабилитации наркоманов. В русскоязычной литературе это так называемый «синдром патологического влечения к наркотику», который сопровождает пролечившегося наркомана всю жизнь, с годами приобретает приступообразный характер, несколько ослабевает, но не исчезает полностью никогда. «Синдром патологического влечения» возникает сразу после прекращения употребления наркотиков, представляет собой сверхценную структуру доминантного типа и характеризуется глубокими расстройствами механизмов сна, приступами неспровоцированной депрессии, колебаниями настроения, агрессивностью и уплощением эмоционального профиля».

Чтобы неподготовленный читатель понял, насколько тягостны эти переживания и каких нравственных усилий стоит наркоману не возобновить употребление наркотика – вообразите, что из Вашего рациона вдруг исчезла обычная поваренная соль и все специи. Какую бы пищу Вы не пробовали, она остается безвкусной. Если Вы и раньше не  любили соленое – полное отсутствие соли вначале несколько напрягает, но уже через месяц Вы готовы за несколько кристаллов соли отдать что угодно. Например,  дикие животные преодолевают огромные расстояние, часто рискуют жизнью в поисках природной соли. Представьте, что всю оставшуюся жизнь Вам придется жить без соли и тогда станет понятным напряженное душевное состояние наркомана, отказавшегося от героина.  Наиболее полное описание этой, неразрешимой на сегодняшний день проблемы, дано в руководстве по наркологии (Иванец 2001).

Героиновый наркоман, прошедший полный курс лечения в лучших клиниках за рубежом, или в прекрасно оборудованном отечественном центре, не может считать себя полностью здоровым и нуждается в неотступном наблюдении, дорогостоящей реабилитации, которая в подавляющем большинстве случаев к полному прекращению употребления наркотиков не приводит. Неумолимая статистика свидетельствует, что 85% пациентов прошедших полноценное лечение и реабилитацию возвращаются к употреблению наркотика менее чем через год. Среди наркоманов,  прекративших употребление наркотика без помощи врачей - этот процент еще меньше (5%-7%).  Это порождает глубокий пессимизм не только у самих наркоманов, их родственников, но и у врачей, политиков, чиновников. Какие бы средства ни вкладывались в лечение – получается не полноценный  член общества, гражданин и труженик,  а человек вынужденный постоянно бороться с самим собой, иначе говоря - наркоман в стадии ремиссии.Такова реальность

реабилитации наркоманов.

Следует учесть еще одно страшное обстоятельство; если семь лет назад средняя продолжительность жизни наркомана в России составляла 7-8 лет – то теперь только 4-5 лет, причем вымирают преимущественно русские, что резко усугубляет и без того не блестящую демографическую ситуацию. Иначе говоря, наркомания – это заболевание с 85%-95% смертностью!

 

Для иллюстрации вышеизложенного приведены графики.

 

 Перед Вами два изображения эмоционального пространства человека полученных с помощью энцефалографии высокого разрешения и обработанных по методике вызванной синхронизации.

 

 

На левом графике - графическое изображение эмоционального пространства среднестатистического человека никогда не употреблявшего наркотики. Хорошо видно, что синий график положительных эмоций и красный график отрицательных эмоций на 200 и 400 милисекундах  достоверно отличаются от белой линии графика нейтральных эмоций у здорового человека.

График справа получен в результате исследования по той же методике эмоционального пространства  у героиновых наркоманов, которые около трех лет не употребляют никаких наркотиков, то есть находятся в состоянии ремиссии. Из правого графика следует, что, не смотря на трехлетний перерыв в употреблении наркотиков положительные эмоции воспринимаются как нейтральные, проще говоря, не воспринимаются вовсе  – синяя линия  проходит рядом с белой. Отрицательные эмоции, как более древние и значимые для выживания, достоверно отличаются от нейтральных (белая линия), но не достигают такой интенсивности как у обычных людей. Иными словами – героиновый наркоман, отказавшийся от употребления героина, ничему не радуется  и весь мир видит в сером цвете, кроме того он не испытывает в полной мере нормального чувства страха, поэтому ему не страшны ни законы, ни милиция.

 

Таким образом, оба графика как нельзя лучше иллюстрируют синдром патологического влечения к наркотику, переводя его понимание из сферы психологии в область психофизиологии, где  возможна регистрация эмоций, а не просто их субъективное описание.

 

Все, известные в мире, современные  препараты и способы лечения героиновой наркомании, более того их всевозможные комбинации и модификации не способны изменить вышеозначенной статистики. Синдром патологического влечения остается непреодолимым.

 

Проводившиеся много лет в Институте клинической иммунологии СО РАМН исследования на животных и клинические испытания на человеке были направлены на решение именно проблемы преодоления синдрома патологического влечения.

 

Разработанный и запатентованный метод (Решение о выдаче патента ФГУ ФИПС от 05.07.2006 г согласно Заявки на изобретение №2005133139/14(037105) от 27.10.2005 г) основан на инфузионном применении растворимых продуктов клеток иммунной системы – цитокинов на фоне режима психосенсорной депривации (изоляции больного от каких-либо внешних раздражителей). Дает поразительный результат. Тяга  к наркотику исчезает, эмоции восстанавливаются. После многолетних экспериментов обнаружено, что цитокины можно вводить в организм не только внутривенно. Используя  некоторые анатомические особенности  кровообращения  с помощью специально подобранного состава  и аппаратуры их можно вводить путем ингаляции через дыхательные пути. В этом случае удается избежать инвазивных методик, которые весьма затруднены  у пациентов с большим стажем наркотизации. Кроме того, при ингаляционной методике, цитокины в достаточной концентрации попадают непосредственно в центральную нервную систему, причем в те ее области, где анатомически локализована опиатная система вознаграждения. Они свободно проходят гематоэнцефалический барьер и создают достаточные (терапевтические) концентрации в точках приложения – опиатных рецепторах.

 

Цитокины это особые молекулы, имеющие белковую и иную структуру, которые осуществляют передачу информации в иммунной и нервной системе. В настоящее время, цитокины рассматриваюся учеными, как «лекарство 21 века». Сейчас это модно называть нанотехнологиями.

 

Поскольку функции клеток нервной системы регулируются с участием цитокинов, то использование препаратов на их основе оказывает выраженный эффект на психо-эмоциональную сферу человека, включая поведенческие реакции. Основанием для внедрения цитокинотерапии в практику лечения наркозависимости послужили полученные ранее данные о способности клеток иммунной системы и их продуктов (цитокинов) предотвращать развитие абстинетного синдрома после отмены наркотика у экспериментальных животных Героин по структуре и действию весьма близок к вырабатываемым в организме эндорфинам и энкефалинам – основным медиаторам (читай цитокинам) опиатной системы вознаграждения. Но в отличии от естественных эндорфинов, героин способен создавать сверхвысокие концентрации в точках приложения (опиатных рецепторах). Если сравнить собственные эндорфины с ключом к замку, то героин выполняет роль грубой, но эффективной отмычки. Он надолго, если не навсегда меняет пороговые величины опиатных рецепторов и последние перестают адекватно реагировать на естественные концентрации собственных эндорфинов. Собственно это и составляет нейрофизиологическую основу синдрома патологического влечения.

 

Цитокинов существует очень много, в настоящий момент в НИИ иммунологии подобраны такие их комбинации, которые в клинических испытаниях на человеке позволяют преодолеть синдром патологического влечения к наркотику включая депрессивный компонент и выписать после лечения полноценного члена общества, не нуждающегося в дальнейшей дорогостоящей реабилитации.

 

Многие добровольцы, прошедшие экспериментальное лечение – после применения цитокинов получили образование, работают, имеют детей и никакой тяги к наркотику не испытывают.

Многолетние клинические испытания разработанного метода лечения опийной наркомании, проводимые сотрудниками СО РАМН, показали достижении стойкой многолетней ремиссии (от 3 до 8 лет) более чем у половины больных. У лиц много лет употреблявших героин кардинально меняется мотивация, восстанавливаются полноценные эмоции, самостоятельный физиологический сон, трудоспособность. Героиновые наркоманы после курса лечения не испытывают желания возвратится к употреблению героина, многие избавляются даже от табачной зависимости.

  Пилотные нейрофизиологические исследования эмоционального пространства пролеченных цитокинами героиновых наркоманов подтверждают клинические наблюдения. Восстановление дельта и тетта ритмов электроэнцефалограммы (смотри графики) обнадеживает и настраивает на продолжение  экспериментов.

Для сравнения; в  ведущих специализированных клиниках России и мира реальная эффективность не превышает 5 - 15%. Абсолютное большинство серьезных специалистов до настоящего времени считают героиновую наркоманию неизлечимой, а синдром патологического влечения к наркотику непреодолимым. (Иванец 2001г.).

Для дальнейшего проведения исследований необходимо создание особых условий на базе специализированной Клиники. Ни государство, ни существующие фонды денег на исследования не выделяют. Тем не менее группа ученых не оставляет надежды, что их усилия и полученные результаты будут востребованы и по мере сил продолжают исследование в этом направлении.

                                                                Психиатр, нарколог, научный сотрудник  института    

                                                                иммунологии РАМН               к.м.наук А.И. Воронов
Читать:
Мотивация на примере героиновой наркомании
Наркомания в России. Кто виноват и что делать?
Наркомания. Лирическое отступление о правде и способах лечения
Будет ли точка невозврата? Портрет современного наркомана
ПАТЕНТ на изобретение
ЭЭГ-анализ эмоциональных особенностей у героиновых наркоманов в стадии ремиссии




  • 1
наблюдение за своим патологическим влечением-это самый удобный материал для саморазвития. Я лично благодарен Богу что он провел меня черзе все эти уроки и я никогда не надеялся ни на какое лечение и помощь извне. Хотя вам конечно желаю удачи, и рад если это както помогает встать на ноги, но есть вещи намного более важные чем вернтуь человека в общество. Я насмотрелся на анонимных наркоманов и 'бывших'-впечатление как от зашитых алкоголиков, комплекс вины, патологический страх начать опять. Меня от них раньше протсо тошнило и я для себя решил что никогда не буду 'бывшим наркоманом' ибо челвоек не есть наркоман или не наркоман, он за этим

С Вашими впечатлениями от наблюдений над "бывшими алкоголиками и наркоманами" согласен полностью. Однако мне стало любопытно, какие "вещи" Вы считаете "более важными,чем вернуть человека в общество" ???

Я называю этой важной вещью-урок, который делает человека верующим-не в религиозного и не в индивидуалнього Бога, а если вы атеист то попытаюсь быть понятным-в разумность и мудрость законов мироздания, в цельность мира и что судьба дает уроки мудрости а не просто истязает и унижает. Это чисто духовный опыт и он не зависит от религиозности человека.
Я также соглашусь что ремиссия может способствовать этому, у человека появляется пауза подумать о смысле жизни. Как я помню себя-я не хотел жить как живут другие, и не видел в этом никакого смысла. И не нравился мне мой образ жизни но он и не был 'хуже' чем у других. На кодеине всетаки проще прожить хотя организм убивается даже быстрее чем у героинщиков и между употреблениями состояние полупростудное и нервное. Те кто завязывал (а кто то действительно на долгие годы без срывов) все же не выглядели нашедшими счастье-меня они не могли зацепить. Но вот незнаю что послужило переключателем, с каокгото момента мне эта жизнь стала невыносимой и пустой, при том что я знал что у меня не решен вопрос со смыслом жизни -я решил просто взять и выяснить это. Когда я видел в фильмах иньекции или на плакатах-все сьеживалось внутри, конечно рефлексы никуда не ушли и сны про героин в основном тоже никуда не делись а даже стали донимтаь еще сильнее. Но у меня появилась цель и все, а пробелма наркомана любого не в том что ему так уж нравится это состояние (скорей привык в него прятатся), а в том что колоться начинают люди уже со сломленным стержнем и отрицающие смысл жизни на корню. Я был скорее искателем истины забредшим нетуда и зависшим надолго, я и коаксил колол (правда недолго продолжалось -както дошло до меня что гнить заживо это вобще мерзость) не боялся ничего, но этот 'кайф' явно разочаровывал по сравнению с моим поиском, я искал все же философский камень а не телесно ориентированный опыт. Опийное состояние оно напоминает размазывание в опыте самадхи и сатори отдаленно, я нашел забавным что духовные искатели и религиозные люди точно также зависимы бывают от благодати и состояний мистических как наркоманы и поэтому пулей пролетел мимо и вышел в предельную свободу. Я сейчас не испытываю ничего когда вижу по телевизору порошок, иньекции, когда нахожу инсулинки или пачки из под нурофен+ и терпинкода-полнейшее равнодушие, это точно не может дать время, такие вещи не забываются но духовная трансформация разом вытирает страсть из сердца-оно не стремится никчему теперь в этом мире, состояния меняются, приходят и уходят, но даже во сне если мне попадается порошок и как всегда его забирают или кудато роняю-равнодушие, махнул рукой и забыл.
Это вещи все же я считаю связанными-пробуждение и освобождение от зависимостей. То что без освобождения не может быть освобождения от психологической зависимости и памяти прихода-это соглашусь. В мире нет страсти больше чем любовная и наркотическая-опийная, между ними примерно равенство по силе, ну для кого как но для меня так. Но не освободившись разом от всего-не освободишся от наркотиков навсегда.
Я думаю это знание вам не пригодится на практике-я сам не могу ничего сделать для них, я пробовал-говоришь им-есть полная совбода, ты не будешь цеплятся за то что к тебе приходит и не будешь горевать когда чего то нет, и потеряешь страсть даже к любви и к веселью (есть-хорошо, нет-тоже неплохо)-он это не выберет, они смотрят на меня как на человека еще более конченного по их понятиям, чем они)

То что проповедую людям я-выглядит как полнейшее безумие с точки зрения нормального человека, с точки зрения человека от науки и также с точки рзения нормального наркомана. Это перекликается с религией но также не тождественно подсадке на религию как в православных центрах.
В процессе движения к этому состоянию со мной происходили процессы, похожие на нервное и даже близкое к срыву состояния, зевота непрерывная, выворачивание рук, но без боли в теле зато в голове все то же самое когда срываешся бежать покупать -примерно тоже самое но безотносительно что сделать-да что угодно чтобы это остановить; в основном это в следствие практик достигалось но это уж точно не блажество это как ломка но ко всем привязкам психологическим сразу, и она закончилась как мыльный пузырь лопнул-безстрастием и непривязанностью к состяониям. Скоро и это явление будут изучать с точки зрения науки но я думаю пока мировозрение научной общественности не изменится-оно не сможет понять ценность этой трансформации, как и люди пока не могут оценить счастья в отсутсвии страсти. Они просто не верят что это бывает навсегда-но и я не могу им это доказать, это не вопрос физиологии, это вопрос целостности картины мира в любом твоем состоянии сна или в состяонии глубокого потрясения, или когда выпил на празднике. Когда я хотел поступать в аспирантуру на нейрофизиологию-я тогда не знал что ищу, но думал что они знают. Но пообщавшись с этими людьми я понял что это совершенно не то и они изучают это какбы 'не видя за деревьями леса', подход не от целого а от деталей...
Я думаю ближе наверное опыты тех, кто переживал клиническую смерть, и ближе мне реаниматоры которые изучают состояния пациентов и перемены в их жизни-это тоже был проход через страх смерти, и кстати этому способствовало употребление псилоцибов (я когда предельно утомился от духовных практик поехал в отпуск где встретил псилоцибы и решил посмотреть что будет, к ним я отношусь и сейчас с уважением в отилчие от аддиктивных веществ) где я прошел через страх смерти и страх безумия, это было совсем не как раньше, у меня было в этот раз конкретное намерение встретить свой самый силньый страх и разобратся с ним.
Да, наслышан еще о лечении душевнобольных ударными дозами галюциногенов и лечении наркоманов на западе триптаминовыми галюциногенами-возможно это отдаленно както связано с преодолением страха смерти, но без правильного намерения и искренности 'страсти по Богу' как это называют, скорей всего результата не будет.
Есть еще такой термин в психологии мистических опытов - темная ночь души. В депрессии, в психозе, или от алкоголизма например когда человек в петлю готов уже лезть но не делает все же этого. Пройдя через нее человек часто становится свободен. Чтобы выйти свободным необходимо правильное намерение и чтобы свобода была единственным желанием.


я ищу таких людей, общался с около 25 челвоек которые пришли к полной свободе, среди них многие употребляли наркотики и алкоголь ранее, но в основном все же это духовные искатели которые жили более менее социальной жизнью если не считать тех кто бывал в сектах. И я не нахожу в их опыте ничего общего кроме ондого- безкомпромисный поиск истины. Не все кто заявляет себя освобожденным оказывается таким, это узнается в личном общении -чувствуется, по страстному отношению к чемулибо, ну это трудно описать, ведь это не логическая вещь, тут все весьма тонко на уровне ощущения. Как в 'Дурак дурака видит издалека')
Я иногда думаю -может ли это пригодится наркоманам? Возможно, среди них есть такие решительные люди. Но чаще я встречаю слабость, негатив, и я поражаюсь терпению тех, кто занимается реабилитацией наркоманов, к этому нужно иметь характер определенный, железный просто. Да и вспоминаю себя-я не был простым наркоманом, все наркоманы считали меня замороченным на какойто ерунде духовной, фриком. Я из сотен людей опийных встречал только может быть 2х людей интересовавшихся тем же, что и я.
Если из классиков, то Берроуз еще вспоминается-он долго был злостным системным морфинистом, но потом переключился на поиск свободы.
Я бы согласился что героиновая наркомания уникальный феномен-я сам купился на это, но она не уникальна, она дает временный комфорт к которому стремятся все люди, эндорфины так или иначе обуславливают привязки человека ко всему что вызывает у него страстное желание и механизм этой страсти и те безумия которые люди вытворяют из за своей страсти к чемуто (к женщине, власти, унижению других или богатству) они в случае героина такие же. Отличие только-что героиновые страсти вне закона и люди болеющие всевозможными смертельными болезнями и еще и вне закона начинают ненавидеть общество и отрицать на корню все людское. Болньые спидом и/или героинщики часто убивают при ограблении из чувства что с ними несправедливо обошлась жизнь а не из того что у них органические повреждения мозга. Было бы так-они бы быстро попадались милиции, но они весьма осторожны и изворотливы во всем остальном. В общении-врут мастерски, что часто поражаешся, на это нужна серьезная сосредоточенность и ловкость.
Более деструктивно действуют психостимуляторы-вот про их потребителей монжо сказать что они часто действительно неадекватны на грани шизофрении. Раньше я не боялся героинщиков которые могут ограбить или обворовать но боялся 'быстрых' потому как от них шел шквал патологического безумия от которго хоть убегай закрыв уши, я боялся этим заразиться) И если страсть к опиатам сродни страсти к комфорту и достаточности, то к стимуляторам-к могуществу, успеху, влиянию, власти. Многим по характеру ближе стимуляторы. В Америке метамфетами и крэк -проблема номер 1. Опиоиды там отшли на второй план уже как лет 20.

  • 1