ГЕРОИНОВАЯ НАРКОМАНИЯ

Новый способ лечения наркомании

Previous Entry Share Next Entry
ЭЭГ-анализ эмоциональных особенностей у героиновых наркоманов в стадии ремиссии. Часть-3
voronov_8

ОБСУЖДЕНИЕ ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ

В результате проведенного системного психофизиологического исследования были получены объективные корреляты особенностей организации эмоционального пространства у БГН в условиях физиологического покоя, восприятия и переживания эмоций.

Состояние физиологического покоя. Результаты проведенного у БГН анализа мощности ЭЭГ в различных частотных диапазонах в состоянии физиологического покоя обнаружили достаточно выраженное увеличение мощности в медленно- и высокочастотной областях спектра. В дельта и тета-1 диапазонах более высокие значения мощности наблюдаются в передне-лобных и лобных отделах коры билатерально, а в гамма-полосе- в передних и задних областях коры правого полушария. В литературе имеются многочисленные данные о функциональной гетерогенности различных частотных диапазонов ЭЭГ человека. Увеличение медленно-волновой активности рассматривается большинством исследователей как один из наиболее характерных признаков снижения функционального состояния мозга (сон, патология, токсические поражения) (Русинов, 1977; Жирмунская, 1984, 1991; Fernandez et al., 1995; Achermann, Borbely, 1997; Русалова с соавт., 2002). Усиление мощности низкочастотных дельта- и тета-колебаний регистрируется во многих исследованиях при изучении когнитивной (Sasaki et al., 1996; Klimesh, 1999; Basar et al., 2001) и эмоциональной (Симонов, 1981; Aftanas et al., 2001, 2002, 2003) активности. Однако, в данном случае, мы разделяем мнение авторов, связывающих эффект тонического усиления медленноволновой (дельта и тета-1) активности с увеличением «внутренней концентрации», отключением внимания от внешней среды, обусловленным активацией кортикальных проекций на таламус, вследствие чего функциональное состояние коры снижается (Harmony et al., 1994, 1996; Carpentier et al., 2001; Thatcher et al., 2001). Как и в случае с медленноволновой активностью, фазическое усиление высокочастотной ритмики ЭЭГ в условиях стимуляции отражает ее вовлечение в перцептивно-когнитивные и эмоциональные (Basar et al., 2001; Burgess, Ali, 2002; Афтанас с соавт., 2003) процессы. В то же время повышенные значения мощности в «быстрых» областях спектра в состоянии физиологического покоя свидетельствуют о возможных изменениях в стволовых, диэнцефальных структурах головного мозга (Докукина, Мисюк, 2000; Лугановский, 2000; Kullmann et al., 2001). Таким образом, усиление низко- и высокочастотной активности фоновой ЭЭГ указывает на снижение функциональной активности коры головного мозга и общую «зашумленность» ЭЭГ картины. Полученные данные согласуются с результатами единичных ЭЭГ-исследований БГН в состоянии ремиссии. Авторы, наряду с нерегулярностью ритмики биоэлектрической активности (Volavka et al., 1970), наблюдали увеличение медленноволновой и высокочастотной составляющих в общем спектре мощности ЭЭГ (Софронов, 1995; Shufman et al., 1996). Обнаруженные изменения являются индикаторами нарушений мозгового метаболизма, которые могут быть связаны с токсическими эффектами примесей, содержащихся в употребляемом наркотике. Известно, что реально употребляемый героин всегда является смесью различных химических агентов. Концентрация действующего вещества – диацетилморфина – составляет от 20 до 90% (Веселовская, 2002). В мозге БГН наблюдается широкий спектр повреждений, которые на клеточном уровне отражаются в разрушении нейронов, нарушении передачи сигнала и в изменении плотности распределения опиатных рецепторов (Туманов с соавт., 2001). В ЭЭГ исследованиях при передозировке опиатов наблюдается снижение альфа-активности. Наряду с тенденцией к усилению тета- и бета-активности. Обычно это связывают с микроструктурным поражением церебральных сосудов, наступившим в результате неизбежной гипоксии (Софронов, 1995). На клиническом уровне, токсические поражения в результате приема героина характеризуются проявлениями лейкоэнцефалопатии (Buttner et al., 2000; Zheng, Zhang, 2001). По данным fMRI-исследований, у БГН в состоянии ремиссии наблюдается вызванное токсическим поражением ослабление локального мозгового кровтока в переднелобных, лобных и теменных областях коры правого и левого полушарий (Danos et al., 1998; Pezawas et al., 2002), которые принимают участие в процессах сенсорной интеграции и принятия решения, контроля мотивационного поведения, восприятия и переживания эмоций.

Показательно, что в нашем исследовании наиболее высокие положительные коэффициенты корреляции значений ПВН с уровнями мощности в дельта-, тета-1, тета-2 и бета-1 диапазонах, наблюдались в передних областях коры обоих полушарий, принимающих важное участие в волевом и мотивационном контроле поведения (Davidson, 2002). Результаты корреляционного анализа впервые указывают на наличие в структуре личности БГН, даже в состоянии ремиссии, объективно обнаруживаемой основы синдрома патологического влечения к наркотику. Это находит свое отражение в измененной активности лобных отделов коры головного мозга.

Кроме того, в настоящем исследовании установлено, что уровни патологического влечения к наркотику у БГН значимо ассоциируются с эффектами асимметричной активации передне-височных областей коры головного мозга в дельта- и тета-1 диапазонах: большие значения мощности в правом полушарии достоверно коррелируют с более высокими значениями патологического влечения к наркотику. В настоящее время накапливается все больше работ, предполагающих существование двух базовых мотивационных систем, опосредующих различные формы эмоционального поведения – приближения/достижения («approach system») и избегания/отстранения («withdrawal system»). Активация системы приближения сопровождается возникновением ряда положительных эмоций в контексте движения в направлении желаемой цели. В свою очередь, система отстранения обеспечивает удаление индивидуума от источников аверсивной стимуляции и продуцирует определенные формы негативного аффекта, связанного с отстранением. При этом передняя кора левого полушария рассматривается в ассоциации с системой достижения, а симметричные области правого полушария – с системой избегания (см. обзоры Davidson, 1998; Cacioppo, Gardner, 1999; Афтанас, 2000). Обнаруженная у БГН положительная корреляционная связь между значениями дельта- и тета-1 мощности в префронтальных отделах коры правого полушария и значениями ПВН может указывать на повышенную активность мотивационной системы избегания (Tomarken et al., 1990; Wheeler et al., 1993; Aftanas et al., 1998) и преобладание в эмоциональном пространстве БГН в состоянии ремиссии отрицательных эмоциональных переживаний (Шабанов, 2002). Об этом также может свидетельствовать преобладание активности префронтальных отделов коры правого полушария в гамма диапазоне. Данные асимметричного распределения мощности в гамма-диапазоне в задних (центрально-теменно-затылочных) корковых зонах указывают на преобладание активности правого полушария. Полученные результаты могут свидетельствовать о диспозиционном напряжении механизмов общей и неспецифической эмоциональной (т.е., не связанной со знаком эмоции) активации у БГН, что согласуется с представлениями о преимущественном вовлечении задних областей коры правого полушария в эти процессы (Heller, Nitschke, 1997; Phan et al., 2002). Результаты современных нейроанатомических исследований (ПЭТ, fMRI) исследований подтверждают связь героиновой аддикции с изменением активности лобных и теменных областей коры и нарушением межполушарных активационных асимметрией (Kling et al., 2000; Pezawas et al., 2002). Кроме того, в этих же работах обнаружено изменение активности в подкорковых структурах лимбической системы (таламуса, миндалины, переднего отдела поясной извилины) (Kling et al., 2000), имеющих непосредственное отношение к процессам эмоционального подкрепления, восприятия и переживания эмоций (см.Phan et al., 2002).

Восприятие эмоциональной информации. Основные нейрофизиологические корреляты опознания эмоциональной значимости сигнала у испытуемых обеих групп отражались в более выраженной дельта-, тета-1-, тета-2-, бета-3- и гамма-синхронизации ЭЭГ в ответ на эмоциогенные стимулы по сравнению с нейтральными. Усиление связанной с эмоциональной значимостью стимула вызванной синхронизации в этих диапазонах согласуется с результатами недавних исследований восприятия эмоциональной информации (Keil et al., 2002; Aftanas et al., 2001a, 2201, 2002, 2003). По-видимому, у БГН в состоянии ремиссии базовые компоненты механизма опознания эмоций, по крайней мере, в рамках данной экспериментальной модели, не нарушены.

И только в дельта-диапазоне эффекты вызванной синхронизации, связанные с эмоциональным содержанием сигнала, оказались различными у здоровых испытуемых и БГН. Установлено, что в данном диапазоне, в теменно-затылочных областях, БГН демонстрирует отсутствие усиления синхронизации на положительные эмоциональные стимулы по сравнению с нейтральными в интервале 400-600 мс от момента предъявления стимула. Результаты единичных исследований указывают на аномальное функционирование системы ранней оценки значимости положительных эмоциональных стимулов у БГН (Franken et al., 1999, 2000; Арзкманов с соавт., 2002). C одной стороны, это находит свое отражение в повышенном «захвате» специфических сигналов, ассоциированных с приемом героина. Наличие «захвата» таких сигналов показано в нейропсихологических исследованиях с использованием методики Stroop-теста (Franken et al., 1999, 2000) и при изучении когнитивных вызванных потенциалов (Арзуманов с соавт., 2002). С другой стороны, данные нашего исследования показывают снижение чувствительности к положительным эмоциональным стимулам. В недавних работах с использованием метода ВС/ВД установлено, что эффекты эмоциональной активации на положительные и отрицательные эмоциогенные стимулы отражаются в усилении ВС в дельта диапазоне (Афтанас с соавт., 2003). Рост дельта мощности наблюдается также и в ответ на когнитивную нагрузку (Harmony et al., 1996). А по данным спектральных анализов когнитивных вызванных потенциалов, вызванная активность в дельта-диапазоне в интервале 400-600 мс, отражает этапы категоризации предъявляемого стимула (Basar et al., 1999, 2001). В данной связи можно предположить, что у БГН в состоянии ремиссии неспецифических (т.е. не связанные с приемом героина) положительные эмоциональные сигналы с высоким активационным содержанием, воспринимаются практически как нейтральные. Возможно, что у БГН в процессе восприятия эмоциональных стимулов наблюдаются нарушения в системе положительного эмоционального подкрепления. Жти нарушения характеризуются сочетанием гиперчувствительности к специфическим стимулам, ассоциированным с приемом героина (Franken et al., 1999, 2000; Арзуманов с соавт., 2002), и ареактивности в ответ на «обычные» положительные эмоциогенные стимулы.

Особенности переживания эмоций. Длительное злоупотребление героином приводит к искажению не только восприятия, но и переживания широкого круга положительных и отрицательных эмоций. По данным клинических наблюдений известно, что у всех употребляющих наркотики пациентов, по мере наркотизации, формируется своеобразный наркоманический дефект с возникновением широкого круга эмоциональных нарушений (Козлов, Рохлина, 2000). В результате проведенного нами экспериментального изучения вызванных эмоций установлено, что и у БГН, и у здоровых испытуемых тестовые видеофрагменты сопровождались адекватными субъективными переживаниями, а нейрофизиологически проявлялись сходными изменениями активности в тета-1, альфа-1, альфа-2, бета-1 и гамма- диапазонах. Наряду с этим, в процессе переживания различных дискретных эмоций, у БГН обнаружено несколько принципиальных отличий. Во-первых, субъективно, БГН демонстрирует снижение интенсивности переживания вызванных положительных и отрицательных эмоций. Как и в случае восприятия эмоциональных стимулов, достаточно специфичным представляется подтвержденное результатами корреляционного анализа более выраженное снижение субъективных реакций на положительную эмоциональную стимуляцию у БГН с высокими значениями ПВН. Другими словами, патологическое влечение к наркотику в большей степени связано с эффектами гипоактивации в той части эмоционального пространства БГН, которая связана с переживанием положительных эмоций, не имеющих специфического отношения к приему героина. Во-вторых, БГН демонстрирует изменения мощности в дельта-диапазоне активности ЭЭГ. При переживании эмоций страха и отвращения, а также в условиях стрессовой стимуляции у БГН наблюдается отчетливое снижение дельта мощности (десинхронизация) в передних и задних отделах коры правого полушария. Десинхронизация в дельта-диапазоне может быть связана с усилением активности подкорковых образований (главным образом миндалины), вовлекаемых в процессы генерации отрицательных эмоций (Phan et al., 2002). Кроме тог, более выраженное снижение дельта мощности в передних областях коры правого полушария может отражать эффекты относительной активации поведенческой системы избегания, ассоциируемой с переживанием отрицательных эмоций (Davidson, 1998; Cacioppo, Gardner, 1999), а в задних отделах коры правого полушария – усиление активности системы неспецифической эмоциональной активации (Heller et al., 1997). В-третьих, БГН демонстрирует дополнительные изменения мощности не только в дельта, но и в высокочастотных (бета-2 и бета-3) диапазонах. В отличие от здоровых, у БГН генерация эмоций гнева и отвращения сопровождалась усилением бета-2 и бета-3 активности в центральных и задних областях коры. Повышенные уровни бета-активности отмечаются рядом авторов и при других видах аддикции (Shufman et al., 1996). Принимая во внимание участие высокочастотных бета и гамма нейронных осцилляторов в перцептивно-когнитивных и эмоциональных процессах, а также в механизмах широкомасштабной интеграции различных областей коры головного мозга (Basar et al., 1999, 2001), обнаруженный феномен может указывать на необходимость у БГН в «подключении» дополнительных когнитивно-перцептивных ресурсов для полноценной реализации негативных эмоций. В-четвертых, еще одна важная особенность эмоционального реагирования у БГН обнаружена в условиях эмоционально-стрессовой стимуляции. Общие для здоровых и БГН билатеральная альфа-1 и альфа-2 десинхронизация в задних областях и гамма-синхронизация в передне-центральных областях коры являются убедительным доказательством эффективности стрессовой провокации в обеих группах. Эти эффекты указывают на эмоциональную активацию и интенсификацию перцептивно-когнитивных процессов (Афтанас, 2000) на фоне доминирования в эмоциональном пространстве эмоций страха, гнева и отвращения. Между тем, наблюдаемое дополнительно усиление тета-2 мощности у БГН может свидетельствовать о качественно иной стратегии совладания со стрессовой ситуацией. Результаты ряда исследований позволяют предполагать, что высокочастотный тета-ритм имеет непосредственное отношение к когнитивной компоненте эмоционального реагирования у человека (Симонов, 1981; Aftanas et al., 2003; Афтанас с соавт., 2003). Можно предположить, что наблюдаемая у БГН тета-2-синхронизация указывает на дополнительное привлечение когнитивных ресурсов (расширенный когнитивный анализ) (Crawford et al., 1996; Klimesch, 1999; Basar et al., 2001; Афтанас с соавт., 2003) в условиях стрессового вызова. Важным аспектом данной особенности эмоционального реагирования БГН является прямая корреляционная связь между амплитудой реакции тета-2 активности и значениями ПВН. По-видимому, реакция в тета-2 диапазоне отражает интенсификацию эмоционально-когнитивных процессов, связанных с возникающими тревожно-депрессивными переживаниями в условиях стрессовой стимуляции. Эти переживания являются характерным атрибутом синдрома ПВН.

ВЫВОДЫ

1        По данным ЭЭГ в состоянии физиологического покоя больные героиновой наркоманией, характеризуются усилением дельта- и тета-активности в передних областях коры обоих полушарий, а гамма-активности – в передних и задних областях коры правого полушария.

2        В состоянии физиологического покоя уровни патологического влечения к наркотику положительно коррелируют со значениями мощности в дельта, тета-1, тета-2, альфа-1, альфа-2 и бета-1 диапазонах ЭЭГ. Наиболее высокие коэффициенты корреляции обнаруживаются в передних областях коры обоих полушарий.

3        В состоянии физиологического покоя уровни мощности в низко- и среднечастотных (дельта, тета-1, тета-2, альфа-1, альфа-2 и бета-1) диапазонах ЭЭГ значимо коррелируют со сроком клинической ремиссии у больных героиновой наркоманией: более высокие значения мощности ассоциируются с меньшими сроками ремиссии.

4        Уровни патологического влечения к наркотику ассоциируются с асимметричной активацией передне-лобных областей коры головного мозга, отражающейся в низкочастотных (дельта, тета-1) диапазонах ЭЭГ: большие значения мощности в правом полушарии достоверно коррелируют с более высокими значениями патологического влечения к наркотику.

5        У больных героиновой наркоманией при восприятии эмоциональных стимулов наблюдается избирательное уменьшение чувствительности к положительным эмоциональным стимулам, что отражается в ослаблении вызванной синхронизации в дельта-диапазоне ЭЭГ.

6        Больные героиновой наркоманией демонстрируют снижение интенсивности субъективного переживания вызванных положительных и отрицательных эмоций. Результаты корреляционного анализа указывают на избирательное снижение интенсивности переживания положительных эмоций у больных с высокими значениями ПВН.

7        При переживании вызванных положительных и отрицательных эмоций у больных героиновой наркоманией наблюдаются эффекты дельта-десинхронизации в передних и задних областях коры правого полушария (страх/тревога, отвращение, стрессовая стимуляция), усиления тета-2 мощности в лобно-центрально-теменных областях коры (стрессовая стимуляция), бета-2 мощности (отвращения) в лобных областях коры левого полушария и ьета-2, бета-3 мощности (гнев) билатерально в центрально-теменных областях коры. В условиях стрессовой стимуляции, более высокие значения ПВН значимо связаны с усилением ЭЭГ активности в тета-2 диапазоне.

Вернуться назад:       Часть 2           Часть 1

Читать еще:

                               Последние достижения в лечении героиновой наркомании

Мотивация на примере героиновой наркомании
Наркомания в России. Кто виноват и что делать?
Наркомания. Лирическое отступление о правде и способах лечения
Будет ли точка невозврата? Портрет современного наркомана
ПАТЕНТ на изобретение



?

Log in

No account? Create an account